Станислав Холод (vitus) wrote,
Станислав Холод
vitus

Кризис, как он есть

normal

Что я могу сказать по поводу кризиса: во-первых, он есть (отрицать очевидное нет смысла), во-вторых, это весьма неприятная штука, причем для всех и, особенно, для тех, кто к нему не подготовился.Как можно подготовиться к кризису, спросите вы.


Да никак, однако давно известно, что модернизированные, современные предприятия с налаженным производством априори переносят его гораздо лучше. Простой пример, родом из 90-х: помните, как часто в СМИ передавали о забастовках шахтеров, которые выходили на улицы, перекрывали движение? Тогда еще очень часто и много писали о том, что, дескать, уголь никому не нужен, что он убыточен и поэтому даже нефиг жаловаться.

Сегодня у нас кризис, но кто-нибудь слышит о том, что шахтеры выходят на улицы и перекрывают дороги? Я- нет, и не потому, что шахтеры стали нежными созданиями, не желающими митинговать, нет. Как ни удивительно, но шахтеры, которые для многих из «диванных аналитиков» Фейсбука и прочих социальных сетей существо скорее мифическое, чем реальное, еще тогда, в 90-е, сделали то, на что многие другие так и не смогли решиться.

Краснянский в «Российской газете» очень подробно и аргументированно показывает, что сегодня именно угольная промышленность – единственная отрасль экономики, которая за 20 лет прошла не частичную, не сегментарную, а полную реструктуризацию (как производственную, так и технологическую, финансовую-экономическую и все остальные, которые вообще в природе возможны).

Справка:
Краснянский Георгий Леонидович, доктор экономических наук, профессор, в 1993-1995 годах первый заместитель генерального директора компании «Росуголь» - председатель группы экспертов возглавлял созданную Минтопэнерго России 16 июня 1993 года рабочую группу по подготовке технико-экономического задания и программы структурной перестройки угольной промышленности. Представленные рабочей группой материалы явились основой для разработки утвержденных в 1995 году Правительством РФ «Основных направлений реструктуризации угольной промышленности России» и доклада Всемирного банка «Перестройка угольной промышленности: люди – превыше всего».
Из полностью дотационной отрасли, работники которой (те самые шахтеры, да) с протянутой рукой выпрашивали денег из федерального центра ( в 90-е 80% всех приходящих денег были прямыми дотациями, которые достигали 1,4% ВВП), сегодня стала полностью рентабельной. За 20 лет количество полностью убыточных шахт удалось снизить с 45 до 0%, и это всего за 20 лет.


Кстати, в качестве справки, для тех, кому покажется, что 20 лет – это много: во Франции тоже самое проходило с 1956 по 2005 год, в США реформа угольных отраслей заняла несколько десятилетий, как и в Великобритании, как и в Германии. Польша, в которой реформы были начаты одновременно с нами, до сих пор не может определиться с ликвидацией убыточных шахт. А тут как раз кризис подоспел, и вот он очередной выбор: дотации из бюджета (а он не резиновый, и экономика как бы рыночная, т.е. дотации не предполагающая) или социальный взрыв.

Структурные изменения – это всегда сложно и болезненно. У нас, например, полностью закрылось 203 убыточных предприятия, но зато оставшиеся, которые смогли перестроиться в новых условиях, достаточно быстро захватили оставшийся рынок, постепенно выходя на новые и новые рубежи. Все объекты соцкультуры (эти шахтерские дома культуры и т.д.), а также прочие непрофильные активы (детские сады, поликлиники). Само производство кардинально изменили: снизили трудоемкость за счет использования разного рода механизмов, увеличили социальную поддержку сотрудников (высвободилось до 730 тыс. человек). Постепенно из частных угольных компании стали вырастать холдинги, которые уже заботились не только о рентабельности производства, но и об экологии, о промышленной безопасности и многих других вещах, на которые у маленьких компаний обычно не хватает ни средств, ни сил.

Конечно, государству пришлось финансово поддержать отрасль – за 20 лет было потрачено из бюджета порядка 13,1 млрд. долларов (для сравнения – примерно столько же потратили на ремонт дорог к Олимпиаде), однако в виде прямых налогов уже вернулось на миллиард больше (по косвенным налогам и платежам сумма будет еще больше), плюс отрасль потянула вверх за собой смежников – металлургию, машиностроение, транспорт.



Но вернемся к кризису, в который все закрываются, уходят в «минус» и просят дотаций у государства. Угольная промышленность тем временем показывает стабильные результаты, а меры господдержки сократились с 1,4% ВВП в 90-х практически до нуля.



Вот такой получается кризис, который кому-то действительно кризис (на букву «п»), а кому-то – временные экономические сложности.



Tags: Россия
Subscribe
Buy for 1 000 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 111 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →